В этом однодневном туре мы объединили три отдельные экскурсии для тех, кто хочет увидеть  за один день основные достопримечательности Улан-Удэ, побывать в центре буддизма в России - Иволгинском дацане и посетить одно из самых загадочных мест Бурятии гору "Топхор" - бурятский "Стоунхедж".  









В этом однодневном туре вы приоткроете занавес истории загадочной империи хунну. Первая империя в истории кочевников Центральной Азии. 




Место проведения съемок:
Тункинская долина, Тункинский район, республика Бурятия
Нилова пустынь, Шумак, Аршан
Фотограф: Вячеслав Мелентьев


Место проведения съемок:
Загза-Сухая-Заречное, Кабанский район, республика Бурятия



Место проведения съемок:
Ацагатская долина, Заиграевский район, республика Бурятия
Туристический этнокомплекс «Степной кочевник»

СПОНСОР ПРОЕКТА: Туристическая фирма Жассо-Тур


 Евгений Стариков путешествует не ради самого перемещения в гео-пространстве. Для него важно влиться, понять и обрести знания о том месте, где он находится сейчас. В его иерархии туристических интересов Байкал на первом месте наряду с Алтаем и Карелией.    
    
Евгений, традиционный вопрос для Бурятии, откуда ты родом? И, конечно, немного о себе!
Я родом из Новокузнецка, это Кемеровская область.  
Работаю с недавнего времени менеджером по продажам, это новый спектр деятельности для меня, до этого я специализировался на финансах. Специфика сегодняшней работы предполагает разъезды, командировки, таким образом  реализуется моя природная тяга к путешествию. По образованию, экономист-международник со специализацией по сербскохорватскому языку. 

Откуда такая тяга к путешествиям? 
Тяга к странствию, к дальним расстояниям, колесить по городам у меня в крови. По бабушкиной линии, предки были сибирскими первопроходцами, прошедшие страшный путь из Тульской области в тогдашнюю неизведанную и суровую Сибирь. В детстве я мечтал быть моряком. Мечта исполнилась, я прослужил на корабле. После армии почти сразу уехал в Москву учиться.

Путешествие - во-первых, это всегда новые впечатления, эмоции, дающие положительный заряд. Сейчас у меня активный образ жизни, к которому я всегда стремился. Долго сидеть на одном месте не получается. Путешествия расширяют диапазон знаний. Узнаешь других людей, об их жизни, судьбах, характере.
У нас уникальная страна, по мне так, не нужно ехать в Турцию и Египет. Ездить по самым интересным маршрутам в России можно всю жизнь, и даже в этом случае, не все успеешь увидеть

Как долго ты готовился к встрече с Байкалом?
Я мечтал увидеть Байкал. В моей иерархии Байкал, Алтай и Карелия находятся на первых местах. 
У Татьяны, моей супруги, были знакомые, которые занимаются благотворительной деятельностью,  спонсируют погружения «Миров» на Байкале.

Ты про ИФК«Метрополь»?
Да-да, это серьезная компания. Как-то я смотрел их объемный буклет про погружения глубоководных батискафов «Мир-1», «Мир-2», там были хорошие фотографии самого озера и  его окрестностей. Все это запало в душу и послужило дополнительным толчком к действию. 

Невзирая на затраты, я понял, нужно посетить Байкал обязательно. Мы еще обсуждали это с Татьяной. Она сама предложила поехать на Байкал: «Давай поедем на Байкал!». Я еще подшутил, мол, давай лучше в Швейцарию, на Байкал дорого. Она: «Я там уже была».
Вот так моя мечта стала обретать реальные черты. Мы сравнительно недолго готовились. Но внимательно изучали варианты туризма на Байкале, которые максимально могли бы нас удовлетворить.  Это было важно, чтобы все вышло идеально.

вид на Бурхан мыс, остров Ольхон, поселок Хужир
И вот ты на Байкале, что понравилось больше всего? 
Ты знаешь, у меня такое ощущения, будто это было вчера. Столько положительных эмоций, мне их хватило потом на весь год. Не могу выделить конкретное событие. Каждый день был по-своему особенным. Одна лишь дорога до теплохода «Захария», из Улан-Удэ в Монахово. Казалось, что мы едем на край света по этим жутким дорогам. Байкальская баня. Пока парились, разразилась гроза с молниями, идет дождь, а мы из парилки выбегаем и ныряем прямо в озеро.  

Посещение островов в Чивыркуйском заливе. Особенно остров, где  миллионные колонии птиц, нет людей, ты попадаешь в лоно первозданной природы. 
Приятная собралась компания. Быстро нашли общий язык. Команда теплохода порадовала своим внимательным отношением и потрясающей кухней.  

На Ольхоне запомнилось все. Особенно когда пошли проводить обряд подношения духам местности, «бурханить». Это был какой-то пронзительный момент, необъяснимые эмоции, такая была идиллия и в этот момент откуда-то играла совершенно солнечная мелодия Pink Floyd
«Shine On You Crazy Diamond». Это что-то похоже на нирвану.

Когда я сходил в православный храм в Хужире (адм. центр острова Ольхон – редакция ILOVEBURYATIA.RU), то даже встретил там земляков из Новокузнецка. Они расписывали этот храм. Это благородное дело.   

Дети Ольхона
Ты побывал во многих местах, чем, на твой взгляд, отличается природа Бурятии?  
Отличается сильно. Например, если сравнивать Белое море, где мы жили тоже на острове, то там  абсолютно своя картинка. Я видел фотографии с Байкала, но до конца не мог представить, как все это выглядит в реальности, как это красиво. В Бурятии возникает чувство свободы. Тут ты наедине с природой, в гармонии с ней.
Когда уезжали с Ольхона в Иркутск, ехали по холмистой равнине, по Качугскому тракту, в окно смотришь, будто в телевизор, настолько удивительно живописные места. Это сила природы, ее красота.    
              
Как тебе на Ольхоне? 
Когда мы побывали на самой северной оконечности острова, на мысе Хобой, то, глядя на Байкал, мне было сложно назвать Байкал озером. Передо мной развернулась вся эта картина, бесконечная синяя даль с ее величественной красотой. Это настоящее море.
Огромное зеркало воды, тянущиеся облака над водой, громадные скалы, а внизу льется вода. Ты ощущаешь себя песчинкой в этом мире. Хочется думать о чем-то высоком.

 Это сакральные места. Люди, которые побывали на Байкале и Ольхоне, отрываются от действительности, мелочных забот, сложностей. Они получают такой мощный заряд энергии. Не зря же там проводят ритуалы, связанные с астралом. Никакие города не сравнятся с природой, выше первозданной природы ничего нет.  

Какие кроме Байкала поездки ты можешь назвать наиболее яркими?
Из своих путешествий на первом месте это Байкал. Затем поездка на Белое море. Это была уникальная поездка. Мы ушли на парусной лодке так далеко, неделю жили за полярным кругом.

Шунтэ-левый и Шунтэ-правый, север Ольхона
Там где Белое море впадает в Северно-Ледовитый океан. Было ощущение, что выросли за спиной крылья. Банальная фраза, но было именно такое ощущение.
В прошлом году ездили в Изборск, в  Псково - Печорский монастырь. Визуально выглядит, как в сказке. В Изборске стоит старинная крепость, которую воздвиг Трувор, один из трех знаменитых братьев-варягов, которые создали основы древнерусского государства. У крепости я услышал шум, это бились Славянские источники, уже более 1000 лет, льющиеся из скал.  Каждый источник назван по имени апостола и обладает разными свойствами. Над головой летают аисты. Ты находишься там и чувствуешь какое-то блаженство. Получаешь невероятное количество впечатлений!
  
Слышал, ты был на Бородинском поле?
  

Да, был там два раза. Была имитация Бородинского сражения. Его проводят каждый год в сентябре. Этим летом мы с Таней просто не могли сидеть в квартире, услышали, что есть интересный православный храм в Можайске, это мужской монастырь. Параллельно посетили Бородинское поле. Для россиян это одно из знаковых мест в их истории. Здесь происходили страшные события обеих отечественных войн. Здесь сражались за родную землю, спасая отчизну от захватчиков. Здесь творилась и мировая история. Намного интересней бывать здесь, когда ты читал или изучал материалы об этих исторических событиях. И вообще, так интересно жить, нет предела человеческим знаниям.  

Татьяна
А как в Мордовии?
 Я там был как раз по служебным делам. С учетом "цыганщины" в моей крови, я совместил полезное с приятным. Узнав, что я туда еду, супруга предложила заехать в Чувашию, где живут ее родители. Интересно сравнивать природу Мордовии и Чувашии. Мордовия – это огромные поля. Чувашия – это царство леса

На какие фестивали ездишь? 
Ну, уже несколько лет на «МАМАКАБО». Это джазовый фестиваль с этнографическим уклоном. На этом фестивале как-то был известный бас-гитарист из Кении, Ethienne Mbappo. Он сказал, что даже не представлял, что в России есть такие места. Россию боятся. А на самом деле здесь живут открытые люди, которые относятся с уважением к другим людям других культур и стран.  

Тогда шел проливной дождь, люди стояли под зонтами, под открытым небом, слушали музыку, и никто не роптал. Это было единение артистов и зрителей, он так и отметил, что такую благодарную публику никогда не встречал.
На «Усадьбу джаз» в Архангельском также ездим.

Как ты планируешь свои поездки?
Например, как-то прокатился по Европе. Я выбрал такой маршрут из Москвы до Дании. В интернете поглядел маршрут, кстати, всю организацию поездки также провел через Интернет: от оформления визы до покупки билета на паром из Финляндии в Швецию и далее в Данию. Месяц планировал. Сколько времени, где остановиться.

Близкие путешествия 100-200 км.  Сидишь среди недели на диване, и приходит мысль: «Почему не съездить в Оптину пустынь?». Это тоже знаковое место с точки зрения православия и христианства в целом. Там планировать ничего не надо - сел в машину и едешь.

Корабль "Захария" на Байкале, бывший "Климентий Ворошилов" 
Я живу в мегаполисе, в Москве. Чувствуешь, что духовные силы тратишь много. Дома, машины, асфальт, огромное количество людей. Жизненный потенциал иссякает. Байкал, Оптина пустынь, там я реально ощущаю, что обретаешь новые силы, Господь Бог и природа дает новый импульс, чистую энергию для жизни.  

Никогда не ощущал, какую то связь с теми местами, которые посетил? 
Конкретно такого не было. Состояния дежавю точно не помню. Все эти новые места, они не открыты сразу. Но проходит пару дней, общаешься с людьми, так получается проникнуть в эту среду, адаптироваться. Представляю, вот если бы, я жил здесь, как бы общался с людьми. В этот момент все становится родным для меня. Не чувствую себя в новом месте приезжим, не чувствую антипатию. Наоборот, часто удается подружиться с местными людьми. Они могут рассказать свою историю, дать знания, от которых я, как личность, становлюсь богаче! 
БЕСЕДОВАЛ: КЛИМЕНТИЙ ФЕДОРОВ
ФОТО: ЕВГЕНИЙ СТАРИКОВ 


 журнал ILoveBuryatia.ru 15.11.2011 1(1)



-->

Алексей Ловцов, один из самых талантливых фотографов Бурятии, побывавший в живописнейших местах республики создал свой первый шедевр. "Дорога Солнца" - это 4900 фотографий, снятых по технологии time-lapse, она же "интервальная съемка". Особенность клипа в том, что процесс съёмки был полностью ручным, без применения автоматизации. 


Ацагат – маленькое, но исторически уникальное место. Нарын – Ацагат расположен в центральной части Республики Бурятия в правобережье реки Уда в 50 км от Улан-Удэ.


Ацагат окружен с трех сторон священными горами: с запада заслоняет священная гора Тамхита, расстелившая свой подол навстречу солнцу, своеобразие которой в том, что она высится посреди степи и обрывается крутым склоном у реки Уда.

Рассказывают, что хозяин горы, старик, радуется, когда люди приезжают жить в Ацагат, но не любит, когда они уезжают из Ацагата. По преданию, он всячески помогает приезжим, и приезжие люди богатеют, живя в достатке. Название горы произошло, по одной версии, согласно легенде. В стародавние времена скончался хан у бурят и стал вопрос об избрании нового монарха. Предсказательница предрекла, что ханом будет тот, кто соберет камни с горы. Один молодой человек начал собирать камни и оставил кисет с табаком. Люди не нашли на горе ни одного камешка, а обнаружили лишь кисет. С той поры дали название гора Тамхита (тамхита, значит табак). По другой, версии гора получила название из-за трубки забытой Чингисханом на ней во время своего похода.



С восточной стороны гора Бади Дэлгэр (щедрое богатство). На ее склонах ацагатцы выращивают хлеба, пасут стада, заготавливают лес. На севере высится священная гора Сагаан хада (богатая гора). На склоне этой горы есть удивительные камни с отпечатками ног детей и животных, а это означает, что местность благоприятна для рождения детей и разведения скота.

На северо-западе священная гора – Ундэр Байса, ее называют повелителем ветров. Хозяйкой Ундэр-Байса считается змея, способная разгонять бурю и непогоду. Ламы при молебне обращаются к этой горе с молитвой о хорошей погоде.

На юге протекает многоводная река Уда, берущая начало в Еравне и впадающая в одну из самых крупных рек Бурятии Селенгу.

Древнемонгольское слово Асагад переводится, как «каменистая местность». Об образовании села ходит много легенд. Вот одна из них. Это было давно, в 1500-х годах. Когда племя Гучид из 11-ти хоринских родов жили на берегах озера Байкал. В одно прекрасное утро верблюдица родила верблюжонка необычной красной масти, и это было очень плохой приметой для племени. Вскоре произошел страшный случай: горный орел унес малыша себе на корм. Эти две серьезные причины заставили народ племени оставить обжитые места и искать другие, более удачливые. 

Долго шел караван кочевников в поисках лучшей земли, придирчиво выбирали старейшины место для постоянного проживания. Когда однажды развязалась без причины подпруга седла у главы рода – это было воспринято, как знак свыше и глава племени приказал остановиться именно в данной местности.

      Земля оказалась богата обилием разнообразных сочных трав, несмотря на каменистую почву, климат суровый, но сухой, благоприятный для разведения скота, вода в речке чиста и прозрачна, населена множеством рыб, густой лес отличался большим количеством лесных даров и дикими животными.

В глубокой древности наши предки руководствовались благопожеланием: «Чтоб дом твой был поставлен на каменистой местности, чтоб стада твои паслись там, где много волков». Это означало, что именно на каменистой местности растут разнообразные сочные травы, климат сухой и вода прозрачная, что касается второй строки, то известно, что дикие звери вылавливают из стада самых хилых и больных животных, т.е. сама природа делает естественный отбор, и выживают самые здоровые и полноценные особи.


С той поры, следуя древнему благопожеланию, обосновались в этой местности племя Гучит из 11-ти хоринских родов, любовно назвав свое кочевье - Асагад.
Почему село назвали Асагад? Старики предполагают, что от слова «Аса» (как виллы, парный, развилистый, ветвистый) потому что наши предки раньше жили в местностях: Нарын - Ацагат, Хара - Ацагат, Хухата - Ацагат. С приходом Советской власти их объединили в одно село и назвали Ацагат.

И сейчас жители Ацагата известны благополучной и размеренной жизнью, благодарно почитают традиции предков, выбравших эту благодатную и благоприятную землю.

Климат Ацагата резко – континентальный, он полезен для здоровья из-за обилия солнечного света, сухости воздуха и малой облачности. По количеству солнечных дней Ацагат превосходит многие южные районы.

В Забайкалье я находил все,– писал Антон Павлович Чехов, – проезжая эти места. «В Забайкалье великолепно! Это смесь Швейцарии, Дона, Финляндии». Могучие заросли таежных великанов – кедров, трубный рев оленей, маралов  и красавцев изюбря, оглушающих тайгу. Шумно рокочут на перекатах студеные горные реки, неся свои хрустально-прозрачные воды к славному морю – священному Байкалу.


В Ацагатской долине произрастают редкие лекарственные виды растений, осенью много ягод: брусника, голубика, смородина, малина, черемуха, яблоня-дичок, боярка, иглолистая калина. Леса богаты грибами – грузди, рыжики, маслята, белые грибы.
Окрестности Ацагатской долины богаты строительными материалами – кирпичных и керамзитовых глин, песчано-гравийной смеси, лесными и водными ресурсами.

В настоящее время жители Ацагата занимаются личным подсобным хозяйством, работают деревообрабатывающие предприятия, крестьянские и индивидуальные предприниматели.

В Ацагате есть единственная в Заиграевском районе национальная средняя общеобразовательная школа – интернат, где учатся дети 7-ми окрестных сел, дом культуры, сельская библиотека, фельдшерский пункт, два магазина, дацан Гандандаржаминг, Дом- музей Агвана Доржиева, два туристических комплекса «Степной кочевник», «Хотогор».

Из летописи Ацагата
Составитель Цыденжапова Л.И.
ФОТО: МАКСИМ ХАМАЕВ

журнал ILoveBuryatia.ru 15.11.2011 1(1)



-->


Воскресение. Звонит телефон, приоткрыв глаза, нащупываю рукой мобильный у изголовья, звонит Макс.
- Алле?
- Что делаешь?
- Сплю.
- Блин, дело такое, сроки подошли, мне нужно работу отправлять в Москву, на выставку.  А ничего не готово. Помнишь, я говорил, что хочу фотосессию сделать в Байкальске, точнее на Байкальском ЦБК?
- Ну да.
- Один поехать не смогу. Поехали вместе.
- Когда?
- Сейчас. Через минут 40 маршрутка отъезжает в Иркутск. Мы в поселке Солзан выйдем.
- А сколько время сейчас?
- 12.45
- Дай подумать. Я перезвоню, погоди.

Кладу телефон под подушку. В последнюю неделю навалилось столько работы, как и вчера сегодня хотел допоздна поработать на сайтом. Ехать куда-то вдаль. В поисках приключений. На зловещий ЦБК. О нем ходят всевозможные слухи, что олигархия, премьер-министр, что все повязаны, и прочие факты, скандалы и домыслы.
Ладно, думаю, поеду. Своими глазами увижу, что там происходит. И авантюра в разумных пределах никогда не помешает. Звоню, говорю, что согласен, но все за счет Макса.

Завтракаю, собираю небольшую сумку, одеваюсь и выхожу из дома. Как договорились, что встречаемся у магазина. Вижу, бежит Макс с двумя большими бутылками воды, садимся в такси, на котором он приехал, и едем на железнодорожный вокзал.





С вокзала отправляются маршрутки в Иркутск. Водитель говорит, что неважно, куда ехать, но цена как до Иркутска – 700 рублей. Садимся в салон и через минут 15 выезжаем из Улан-Удэ. Макс, помимо 8 кг фотоаппарата, как выяснилось позже, зря взял штатив, и прямоугольный пенопласт. «Зачем пенопласт?» - спрашиваю, но слышу ответ: «На месте все объясню!». По дороге смотрим на моем плэйере, который недавно подарили на день рождение в конторе, фильм «Умница Уилл Хангтингтон», поделив по-братски наушники. Смеемся, там, где смешно и громко обсуждаем фильм. За окном пошел последний августовский дождь.

Через часа 4, подъехали к поселку. На ходу вычисляем, на сколько бронировать маршрутку, которая будет ехать из Иркутска в Улан-Удэ. С остановки спускаемся вниз, сквозь мрачные полуразрушенные дома, железнодорожные пути, через щебень, мокрые камни. Становится жалко, что одел не те кроссовки, а то тем, которые на ногах, всего неделя, как в них хожу. Настоящие «Reebok» за 5 тысяч рублей, в кои то веки в первый раз приобрел за такую цену спортивную обувь.

Доходим до леса. Держась за ветви деревьев, спускаемся с крутой горки к поляне. Еще метров 50-70 до берега Байкала, параллельно которому идет грунтовая дорога, видимо, как раз ведет на завод.

«Слушай, если что, кто спрашивать будет, нам нужно одна версия на двоих, – говорю я, чья жизнь в Улан-Удэ дает о себе знать своей прагматичностью. Тут же прибавляю: «вышли в Солзане, чтобы посмотреть на Байкал, а дальше по дороге идем в Байкальск, то, что там завод вообще знать - не знали».

Пока идем, видим, что у берега пасет коров бабушка. Видно, сельчане ходят до этих мест, поэтому идем еще уверенно. Пройдя еще метров 500, слышим, как по дороге, едет машина... Она останавливается возле нас, на ней надпись с названием охранного агентства что –то типа «страшный барс» или «щит и меч», открывается дверь, в салоне двое.  Водитель, мужчина лет 35 в черной униформе обращается к нам с вопросом: «Вы с откуда такие?»
 - Из Улан-Удэ, – отвечаю я.
 - Это охраняемая территория, куда идете?
Я озвучиваю нашу версию, выглядит правдоподобно.
- А туристы что ли? Держитесь правее, - говорит охранник, имея в виду, что не стоит подходить к самому забору промзоны. 
- А что по этой дороге до Байкальска дойдем?
Он кивает головой, закрывает дверь, и машина уезжает. Немного чувствуешься себя каким-то шпионом. Ясно, что дорогу патрулируют.


Дойдя до первых признаков ЦБК, старого забора с колючей проволокой, уходящего на запад на километры, огромные серые трубы, и индустриальный дым. Мы решаем скрыться в листве деревьев, недалеко у очередного знака сливной трубы, уходим на сам берег, чтобы перевести дух. Видим, что вода Байкала здесь темно-зеленого цвета. Макс снимает это на видео. И рассказывает, в чем его авторская концепция. На фоне завода стоит человек и держит табличку, на которой будет надпись с вопросом «Home?» (надпись делается уже в программке). И этот человек, то есть модель это, по его замыслу, я.


Да, дело рисковое, если заметят наши движения, тем более съемку, могут и задержать. А фотокамеру стоимостью под 150 тысяч рублей, случайно уронить или забрать.

Договариваемся, что стоя на дороге, Макс вытаскивает и тут же после кадра прячет фотоаппарат в рюкзак, который теперь одевает спереди. Моя задача держать табличку, глядеть по сторонам, вслушиваясь в тишину, едет ли где машина.

Так каждые метров 50 идем и фотографируемся. Слух обострен, как у индейца-охотника.


Завод, конечно, огромный. Подходя ближе к трубам, мы на дороге попадаем в плотный ядовитый туман, тут же чувствуется, как его горечь забивается в легкие. Поднятый ворот куртки помогает чуть закрыть нос от этого отвратительного запаха. А дышать, все равно дышим им. Как только работают там, в таких условиях.

Как ни крути, помимо испорченного кислорода, все равно, нервничаешь, хотелось бы спокойно уехать в Улан-Удэ. Как назло, у Макса садится зарядка телефона. Звоним водителю, с которым договорились, что он оставляет нам два места в маршрутке, когда будет выезжать из Иркутска. Макс диктует мой номер. Водитель еще раз переспрашивает, точно ли мы будем в Байкальске. Мы надеемся, что точно.

Работа сделана. В ситуации, когда ты ограничен во времени для полноценной съемки, из того, что сняли, выбрать есть что. Все уходим отсюда. Ускоряем шаг. По дороге, идя по лесу, обсуждаем девушек, у кого как обстоят дела, и вопросы типа «почему все-таки она ушла от меня».

У главных ворот на завод, где стоит контора, попадаем в тупик. Справа какие-то закрытые ворота, что-то типа заброшенного парка. У берега Байкала стоит брошенный катер, служащий естественным забором этого парка. Обходим его, попадаем на каменистый берег, где два мужика ловят рыбу. Проходим мимо них, никто из них даже не оборачивается на нас.  

Идем уже по лесной тропинке, пока не выходим на пирс. Там стоят грузовики, катера, легковые, видимо, сюда приезжают попить пива и посмотреть в синюю байкальскую даль. Приехали какие-то полубандитского вида люди, открыв на распашку двери своей «тойоты», высунув ноги наружу, видимо, наслаждаются природой. 

Мы, думая, что срежем путь, уходим по тропе в лес, сворачиваем куда-то не туда, и встречаем естественное препятствие в виде реки, бурным потоком впадающей в Байкал. Возвращаемся назад и решаем идти по грунтовой дороге, пока не выходим на асфальт. И так еще пару часов ходьбы, горячо споря, какая именно дорога ведет на Байкальск, пока не доходим до самого Байкальска.

У продавщицы в магазине спрашиваем, есть ли ближайшая закусочная. Говорит, что есть. Посмотрев на нас, улан-удэнцев, предлагает сходить в позную «Аюна». Туда идти минут двадцать. Родное название, не спорю. Позы попробовать в Байкальске, того стоит. Но у нас маршрутка через минут 40 подъезжает. Поэтому бежим. Время идет тоже. Минут двадцать пять, в поисках ничего не находим, и решаем вернутся назад, набрав в киоске пончиков и колы.

Садимся в маршрутку, по дороге смотрим «Бешенный бык» Мартина Скорсезе, под него и засыпаем до самого Улан-Удэ.
Через месяц на Четвертой Московской биеннале современного искусства работа Макса Хамаева признается одной из самых сильных.

 ТЕКСТ: КЛИМЕНТИЙ ФЕДОРОВ
 ФОТО: МАКСИМ ХАМАЕВ 
Улан-Удэ-Солзан-Байкальск, август 2011    

журнал ILoveBuryatia.ru 15.11.2011 1(1)



-->


На Байкале много известных, и в тоже время неизведанных мест, поэтому познавать его можно годами, прибавляя в свою чашу каплей за каплей знаний, чувств, эмоций, которые испытал там.
Байкал ждет тебя. Если ты искренне привязан к нему, то, чувствуя это, он приглашает тебя каждый раз и щедро одаривает удивительными познаниями. О себе, о берегах, скалах, камнях, лесах, птиц и животных. И, конечно, о людях, живущих сейчас на прибрежье, о тех, кто жил, оставив о себе предания и легенды, или просто хорошую память.

Я давно хотел побывать на южной береговой полосе сибирского моря, где вековые поселки и деревни огородами и заборами, пустошью вклиниваются в песочные и каменистые пляжи, в эту нейтральную землю между сушей и синей гладью могучей водной стихии. 

Здесь теплее вода, а ветра не так суровы и беспощадны, как в других местах. Летние дни богаты солнечными лучами, а в дождь, так и хочется бродить под зонтом, вдыхая сырую прохладу с привкусом неминуемой осени.

Я напросился в поездку с Ниной Михайловной Шодоровой, директору БЭТА (БайкальскаяЭко Туристическая Ассоциация) на выходные к своим близким. Субботним утром, как и договаривались, я собрал в походную сумку вещи и, после звонка, вышел на улицу, рядом с домом, куда подъехала машина. Накрапывал дождь. Забросив сумку на заднее сиденье, я сел вперед. Пристегнувшись, стал изучать фотоаппарат, взятый из конторы по такому случаю. На нем снимки должны были выйти лучше, чем на моей старой цифровой «мыльнице».

Наш транспорт

Трасса, связывающая Улан-Удэ с Иркутском, это старинный путь, лежащий в горах. Он плавно петляет, будто завитки небольшой спирали, по отрогам хребтов Улан-Бургасы и Хамар-Дабана, высоко поднимаясь над самой широкой бурятской рекой Селенгой, чьи истоки рождаются в Монголии, а затем, сбирая силы других рек и речушек, ровным течением уходит на север, чтобы стать единым целым с Байкалом.

В селе Тресково следует отворот направо, куда мы и поворачиваем. Все чаще попадаются люди с лукошками, ведрами со спелой клубникой, цены на них, значительно ниже, чем в Улан-Удэ; местами, особенно, в поселках, на каком-нибудь стуле у ворот одиноко стоит банка, чья хозяйка или хозяин, привычно оставляет ее без присмотра прямо у дороги. Видимо, выходит из дома, только услышав гудки внезапного клиента. В этот раз, на дороге, вдали от домов и изб, стояло ведро. Нам пришлось простоять минуть пять, пока неспешно подошел продавец, усталый киргиз в дождевике, немного поторговавшись, он скинул цену.

Рядом с Энхалуком 

Впереди, в легком тумане показался еще один мост над Селенгой, соединяющий район с материком. Сама река делит район на две сравнительно равные половины. Железобетонный мост построили недавно. Раньше, в этом месте существовала переправа, «перевоз» по-местному, с одного берега на другой перевозили на старой проржавшей барже. Летом, на обоих берегах скапливались гигантские очереди машин местных и городских, иногда скандалы, перегретые на жаре и от долгого томления, перерастали в кровавые побоища, особенно лет 15 назад.

Проехав мост, мы попадаем во владения района, чья окружающая природа, местами, так удивительно похожа на степи, поля и леса, лежащие по Качугскому тракту, значительный отрезок пути, если вы едете до острова Ольхон, что на западной стороне Байкала.

Теплое, теплое море, песчаный берег и пустынный пляж 

Раздолье, бесконечные поля, кедры, ели и сосны, произрастают на холмах, где-то вдалеке поблескивает гладь болот, рек и озер дельты Селенги, будто корни большого дерева, взрезаются в огромные территории, перед тем, как водные потоки соединятся с Байкалом.

Мы вступаем во владения обширной Кударинской степи, по которой вплоть до позднего средневековья кочевали пастушеские племена. С присоединением к России эти земли станут, одним из главных земледельческих центров края. Медленно тянутся облака над землей, подгоняемые теплым ветром, будто стадо овец, лениво бредет, пощипывая траву.   

Проезжаем села Шергино, Быково, подъезжаем к Кударе. В конце XVII века эти земли стали осваивать монахи местного монастыря, ныне Свято-Благовещенский храм (второй каменный православный храм Бурятии после Одигитриевского собора), а также вольные землепашцы, гулящие люди. Плодородная земля и богатая природа у Байкала притягивала к себе люд, мечтавший о своей земле, о свободе. Вносили свой вклад в процветание своего монастыря больше по вере, чем по обязанности. Строгие порядки на востоке Сибири было трудно установить во все времена . 
     
Кудара, раньше носила название Байкало-Кудара, была центром Селенгинского правобережья. В 1944 по 1962 здесь был даже райцентр с одноименным районом, прошедший эпопеи «стахановских» урожаев и посевов кукурузы. 

Храм, который действует до сих пор, пережил несколько крупных землетрясений. И даже будучи в эпицентре крупных подземных толчков, смог устоять. Говорят, что между плитами в фундаменте было оставлено пространство, позволяющее во время землетрясения зданию быть подвижным, словно стволы гибкого дереве, смягчая тяжелые удары, вырывающиеся из-под земли.

За окном автомобиля начинается полоса залива Провал, который протянулся на север на 15-20 км. Границы заливы отчетливо видны издалека – вода намного темнее, чем воды самого Байкала. Это ушедшая под воду земля вместе с поселками и деревнями после сильнейшего землетрясения 1862 года. К счастью, из людей никто не погиб. Земля погружалась в воду не сразу, в течении трех дней.  

Вечернее солнце 
Проезжаем Оймур. Старинная деревня, основанная в начале XVIII века. Название бурятское, по одной версии означает «лесная тропа». Раньше эти земли относились к Посольскому монастырю, использовались под пастбища и сенокос. Недалеко от села находится целебный источник «Гашовский колодец». Говорят, что один богатый бурят, православный по вероисповеданию, Алексей Харитонович Гашов приказал вырыть колодец на берегу реки Сергеевка. Вода в нем обладала целительными свойствами, ей лечатся местные жители до сих пор.   

Другой достопримечательностью является Митькин бор – прекрасный рукотворный лес, площадью 27 га. Дмитрий Суворов, фронтовик, в 1965 году начал высадку саженцев деревьев вместе с односельчанами.    
        
Между населенными пунктами расстояние небольшое. Останавливаемся в Дулане. Сюда после того, как в 1862 году земля ушла под воду, стала переселять часть кударинских бурят, пострадавших от природной стихии.


В Дулане температура воды на Байкале одна из высоких, поэтому название «Дулан» с бурятского языка «теплый» полностью себя оправдывает. Пообедав в кафе, пообщались с хозяйкой заведения по имени Надежда. Три года назад ее мать настояла на том, чтобы выкупить покосившееся здание сельмага. Сначала превратили в его в закусочную и продуктовый магазин, затем сделали второй этаж, где сделали гостиницу. Намерения развивать здесь туризм себя оправдали. С каждым годом Дулан становится все популярнее. Надежда пытается вдохновить местных мужиков включиться в процесс, развивать подспудный туризму бизнес.  

Номера неплохие, уютные. На балконе стоит телескоп, по которому можно наблюдать за семейством лебедей, прилетающих в средине лета на местное болотное озерцо.   
Вчера была жара, но сегодня идет дождь. Иду по дорожке из накинутых досок по обширному болоту. Идти до пляжа метров 900.

Узкая полоска песочного пляжа. Вода так и манит искупаться. Окунаюсь воду, да…теплынь…  Для Байкала здесь словно в парном молоке купаться, и не глубоко совсем. 

Отправляемся дальше. Проезжаем Новый Энхалук, Энхалук, одни из самых главных направлений отдыха на Байкале. Здесь сосредоточены многочисленные базы отдыха и спортивные лагеря. «Дикарем» отдыхают тоже. Места облюбовал средний класс из Улан-Удэ и реже Иркутска. Сюда не ходят электрички, сюда можно приехать на маршрутке, но трудно отсюда выехать на них. Транспортные ограничения не дают возможность простому люду добраться на юго-восток Байкала. Весь огонь «дикого» отдыха на себя взял байкальский юг, где проходит ВСЖД: станции Култушная, Байкальский прибой, чей берег утопает в грязи. Несмотря, что пик «диких» туристов на Байкале, в основном из Улан-Удэ, приходится на эти места, никаких условий для них нет: элементарно проблема с дровами и мусорными контейнерами. Сколько тонн отходов, попросту, зарыто в байкальский песок. 

А здесь очень хорошо. Спокойно. И люди другие. В чаще леса у берега стоят иномарки, палатки, горят костры, варят пищу, развешено на веревке белье. Общежитие на природе. За чистоту берега от мусора следят волонтеры под руководством улан-удэнского театрального режиссера Анатолия Баскакова, приучая средний класс делить мусор на три отдельные категории.    

Сухая 
Заезжаем в Сухую, где и останавливаемся. Нина Михайловна на месяц привезла свою маму с дочерью к матери своих друзей, бабушке Марусе. Бабушка Маруся – старожил села, трудоголик, добросовестно посвятившая всю жизнь крестьянскому труду. Она живет в добротном деревянном доме с палисадником, огородом, засаженный под завязку картофелем, и вид на озеро с его бесконечной синей далью.

Дом бабушки Маруси 
Вечером отправляемся на горячий источник в Загзу, в 4-км от Сухой. Загза раньше была бурятской деревней, пока в 50-х годах не произошло очередное большое затопление. 

Священное дерево у источник

У входа к источнику растет священное дерево, обвязанное ритуальными шарфами, посетители бросают монеты. Чтобы покупаться в бассейне, наполняемом из грунта термальной водой, надо оплатить 80 рублей. Людей много: взрослые, дети. Открываю дверь сруба, обжигающие пары клубами выходят из помещения, тут же исчезая в закатной полумгле. Погружаюсь медленно в воду. Горячо… На стене висят вечно запотевшие часы, но циферблат видно. Минут двадцать – это максимум, а потом просто станет плохо. Вода расслабляет, голову покидают мысли, и, уставившись в одну точку, ты наполняешься изнутри природным теплом.

Берег у Сухой


Переночевав в Сухой, утром взяв фотоаппарат, пошел на берег. Там стояли две-три одинокие лодки. Волна за волной, сегодня Байкал задумчив. Я решил пройтись по грунтовой дороге, пока не добрался до единственного дерева у воды. Как я и думал, оно было священным, видно, что здесь проводят шаманские обряды. Нацелив фотоаппарат, вдруг пальцы сами как-то соскользнули, и я вместо того, чтобы сделать кадр, его отключил. Посчитав это за знак, извинившись перед местным духом, я пошел дальше.
откуда-то прилетел вертолет. наверное кто-то из "Метрополя"

Сухая – до своего заселения была местом, куда съезжались рыбаки, охотники. Рыбы и ягоды здесь много. Названа так в честь местной горной реки Сухая. Постепенно в XIX веке оно было заселено, превратившись маленькую рыбацкую деревушку.

Когда-то на берегу рос кедр с могучими стволами. Буряты почитали как священное дерево, скольких рыбаков спас этот кедр в бурю и мглу на море, для них он был маяком, молодежь собиралась у него на свои посиделки. Со временем дерево усохло, несмотря на попытки его оживить, все, что от него сейчас осталось - это  голый остов, который стоит в чьем-то дворе.

В Заречном

Перед отъездом в Улан-Удэ едем в последнюю точку по дорожной ветке, в село Заречье, ехать минут 10. Как и Сухая и Заречье заселялось украинцами из Черниговской губернии ближе к концу XIX века, во времена активного освоения Сибири и Дальнего Востока. 

Старая рыбацкая лодка

Красивое место. Горы, лес, маленькая река, впадающая в Байкал. Берег испещренный галькой. Видно, что еще слабо доходят досюда туристические потоки. 

Река, впадающая прямо в Байкал
Уже на выезде увидели серую цаплю, стоящую на берегу реки. Настроив зум на фотоаппарате до максимума, сделали несколько кадров с ней. Нисколько не испугавшись нашего внимания, создалось впечатление, что она даже позирует. 



Увидеть живую часть природы, даже такую маленькую, всегда приятнее, чем посещать зоопарк.  

По дороге домой

Ну все отключаю фотоаппарат, закрываю дверь. Дело сделано, пора возвращаться домой. 
ТЕКСТ, ФОТО: КЛИМЕНТИЙ ФЕДОРОВ
УЛАН-УДЭ-ЗАРЕЧЬЕ, август 2011 

 журнал ILoveBuryatia.ru 15.11.2011 1(1)



-->


«Ты не был в Курумкане? – удивленно спрашивали меня знакомые, и, качая головами, говорили, – Там такие горы, такие живописные места. Это один из самых красивых районов в Бурятии».
Вообщем, это была одна из причин, чтобы ехать так далеко. На самом деле, ответов на вопрос «зачем ехать?» наберется сколько угодно. Пришлось только ждать, когда появится возможность туда рвануть. 

И вот, в мае, в БЭТА (Байкальская ЭкоТуристическая Ассоциация) предложили съездить в Курумкан, встретиться с человеком, чтобы разработать туристический маршрут для монголов, точнее для монгольских женщин, которые хотят поклониться богине Янжиме и попросить у нее детей. Дали мне номер, по которому мог связаться с потенциальным партнером, у него своя небольшая база на Буксыхэнском источнике. Партнер по имени Василий-лама. Приставка «лама» говорила о том, что делом занимается буддийский священнослужитель. Позвонив ему, он вкратце объяснил мне, в котором часу и откуда нужно выезжать.


Майское раннее утро, поймав на Проспекте 50-лет Октября маршрут под номером 30, я поехал до вокзала Южный, у набережной. Раньше из года в год на вокзале проходили битвы народов за шанс попасть в автобус, идущего в Курумкан. Слава цивилизации, теперь это за плечами. Теперь главное приехать пораньше, купить билет в кассе, на котором даже указано место. Явление настолько простое, но только сейчас входит в обыденность. Пишу смс Василию-ламе, мол, выезжаю, встречайте, приходит короткий оптимистичный ответ: «ок!». 

Автобус попался старый. Еще на выезде из города он стал дымиться, кряхтеть, останавливаться и не заводиться. Народ стал бунтовать, требуя новый автобус, так как путь длится 7 часов, это более 420 км. За это время можно проехать пару небольших европейских стран. Но шофер дело свое знает, молча давил на газ и ехал. Местами это не дорога, а чудовищные колдобины, но тем, кто ездит по этой трассе не привыкать делать крутые виражи и прыжки на ямах.

После переправы на пароме через реку Баргузин, кроме того, что появляется асфальтированная дорога, ощущаешь, что попадаешь на другую землю. Здесь когда-то жили древний народ баргуты, поднимавшие восстания против Китая и каганатов кочевников. По большей части сами они занимались земледелием, для чего строили ирригационные системы с оросительными каналами. Река была природным защитным препятствием для врагов. Наверное, не мало потонуло в холодной воде Баргузина воинов-иноземцев, пока их орды пытались переправиться в долину.

Когда едешь по долине, проезжаешь немногочисленные села, степи, величественные горы, и глядя в широкие окна старого автобуса такое ощущение, будто смотришь хороший документальный фильм о природе. В голове рисуются образы древних баргутов, населявших эту «землю тысячи духов», Баргуджин-Токум, откуда была родом бабушка самого Чингисхана.  

Пустеет салон, пассажиры высаживаются по маленьким умирающим деревенькам Баргузинского района, начинается район Курумканский. Пейзаж меняется на огромные горы с заснеженными вершинами, и так до самого конца нашего пути. Когда-то Баргузинский район включал себя территории нынешнего Курумкана, таким образом, в него входила вся Баргузинская долина, но в 1944 году был образован отдельный район. 
В Курумкане на местном автовокзале встречает Василий-лама. Небольшого роста, с добрым спокойным лицом, в одежде мирянина. Село удивляет своим развитием, филиалы улан-удэнских крупных магазинов, асфальтированные дороги, просторный ресторан, куда едем обедать. В Улан-Удэ такой ресторан быстро бы набрал популярность.

В ресторане сидели азербайджанец, видимо хозяин, и бурят лет 40 в спортивном костюме, видимо, местный авторитет, смотрели громко включенный плазменный телевизор, откуда лилась музыка и песни из далекого Баку. Кроме нас с ними, никого больше не было.
дуган Василия-ламы


Пообедав, отправляемся на машине Василия-ламы в дуган, который он построил с членами своей буддийской общины. Ворота в традиционном восточном стиле, два субургана во дворе, теплый по ощущениям храм. «Хочу сделать хорошую библиотеку, чтобы простые люди могли читать, узнавать о философии, как жить», - говорит Василий-лама, показывая еще не полные полки с книгами.

внутри дугана


После знакомства с дуганом выезжаем в Курумканский дацан, он находится поблизости.
Курумканский дацан красиво смотрится на фоне гор, устремленных к небу. Внутри здания мое внимание привлек большой портрет сидящего в позе лотоса ламы с четками в руке. «Это Содой-лама, - мелькнула мысль у меня в голове. Так и вышло.

Курумканский дацан
Легендарный Содой-лама, настоятель Баргузинского дацана, родился в местности Элысун в 1846 году, признавался как перерожденец великого индийского учителя Нагарджуны. Также некоторые считали его, перерождением Нималайн-гэгээна, который прибыл в эти земли, чтобы подавить полчища злых духов. Баргузинская долина всегда славилась шаманами, кто-то из них поклонялся и темным силам. Нималайн-гэгээн своими способностями подавил вредоносных существ, причинявших страдания людям и шаманов, которые были связаны с этими духами.
Он предсказал, что в долине родится свой перерожденец – хубилган,  великий йогин, который принесет много пользы.

легендарный Содой-лама

Содой-лама при жизни достиг больших высот в практике буддийского учения, обладал даром ясновидения, мог перемещаться в воздухе, много путешествовал по Азии, где был распространен буддизм.

ступа у Барагханского источника

Выйдя из дацана, мы с Василием-ламой обсудили дальнейший маршрут. Едем в село Ярикто, в Баргузинский дацан, но перед этим заезжаем на Буксыхэнский аршан, там неподалеку от него находился до своего разрушения 30-х годов старый Баргузинский дацан. Проездом проезжаем Барагханский аршан, который издавна славится своими лечебными свойствами, помогает при лечении болезней почек, легких, глаз, желудка. У дороги в 2007 году построили субурган, посвященный этой святой местности, где бьет целебный источник. Сделав почтительный обход субургана, омыв лицо в ручье, текущего из источника, отправляемся на «серебреный аршан». Это второе название Буксэхэнского аршана. Там, районная администрация выделила Василию старые активы оставшиеся от советской лечебницы, мини-станцию. На соседних курортах электричество редкое явление.

«Много работы было со строительством дугана. Но как-то решил с семьей отдохнуть. Отдыхали на другом курорте, там света нет. Поэтому после процедур, рано ложишься спать, и вот ночью просыпаешься от абсолютной тишины. Удивительное чувство!», - делится впечатлениями Василий-лама.

Курорт на Буксыхэнском источнике

Прогулявшись по лечебнице, зайдя в дома для отдыхающих, я немного поснимал на фотоаппарат. В сущности, если вложить дополнительные инвестиции получится добротный небольшой курорт. Вода из «серебреного источника» лечит желудок, глаза, опорно-двигательный аппарат.


Общий вид 

Мы решили дойти до основания прежнего Баргузинского дацана. От которого осталась яма, видны контуры расположения самого здания. Стоят полуразрушенные субурганы. Рядом стоит навес, где ламы из Иволгинского дацана и из долины проводят хуралы, примерно раз в год.

В этом месте находился Баргузинский дацан до своего разрушения  


Когда-то здесь кипела жизнь. Возносили молитвы божествам ламы, в чьих венах текла кровь эхиритов, пришедших под руководством Андрея Шебшеева в Баргузинскую долину в XVIII веке с верховьев Лены, с другой стороны Байкала.
Затем мы отправляемся в село Ярикто, в современный Баргузинский дацан, рядом с которым и проявился лик богини Янжимы. 

С нами едет помощник Василия, хуварак при его дугане, его когда-то Василий усыновил. Стоит сказать, что у него большая семья: трое своих детей и двое усыновленных.


Здесь проводят ритуалы 

Вечерело. Баргузинский дацан был уже закрыт. Но нам его открыли. Молодой хуварак молча открыл дверь, ожидая, когда мы сделаем гороо в дацане. После этого пошли пешком к богине Янжиме. 
Современный Баргузинский дацан
По дороге сотни и сотни каменных тур, особенно в пойме высохшей горной реки. Люди видимо загадывают желания, складывая в святом месте камни в башенки. За нами весело побежал местный пес, неожиданно вынырнувший из кустов. Идти где-то километр, полтора, в гору с небольшим подъемом, я после зимы даже стал немного выдыхаться. По дороге сделаны скамейки для желающих отдохнуть.
Вот мы у цели. 

Каменные туры, посвященные богине
Огромный кусок скалы, на котором проявился лик божества, окружен многочисленными камнями, на которых лежать куклы, детские игрушки. Великая богиня встречала нас в лесной тишине и весенней прохладе. Янжима, на санскрите ее имя звучит Сарасвати, покровительствует творческим людям, музыкантам, писателям, также дарует детей, кто искренне просит ее об этом. Я сложил молитвенно ладони и помолился ей. Я был рад встречей с ней. Василий-лама, его приемный сын тоже погрузились в свою молитву.

Лик Богини за этим стеклом

Это по-настоящему святое место, чья божественная энергия распространяется на целые расстояния. 

Посетив домик, в котором расположен алтарь, стенд с информацией о богине, мы отправились обратно в Курумкан. По дороге Василий-лама позвонил на местный автовокзал и забронировал место для меня. Переночевав в доме Василия-ламы, договорившись о сотрудничестве, о моем последующем приезде, я уехал на 11-часовом автобусе домой в Улан-Удэ.


Недалеко от Ярикто

Баргузинская долина – это удивительное место, куда обязательно нужно съездить, чтобы своими глазами увидеть то интересное, живое, настоящее и сакральное, все что, заставляет нас смотреть на это мир другими глазами.    

ТЕКСТ, ФОТО: КЛИМЕНТИЙ ФЕДОРОВ 
УЛАН-УДЭ-КУРУМКАН, МАЙ 2011


журнал ILoveBuryatia.ru 15.11.2011 1(1)



-->