14 июн. 2011 г.

  
В 1666 году, на возвышенности, там, где река Уда впадает в Селенгу, казаки под предводительством Гаврилы Ловцова из Селенгинского острога поставили небольшое зимовье. Сюда стала стекаться дань от таежных эвенкийских и степных бурятских родов. Место было удобным. Издревле племена здесь переправлялись через реки, уходя к Байкалу, или, наоборот, возвращаясь в южнобурятские степи.


По сравнению с Селенгинским острогом, нередко переходившим в осадное положение из-за близости к владениям воинствующих монгольских ханов, жить в Удинском остроге было относительно спокойнее.

В 1687 году в Бурятию прибыл Федор Головин, царский посланник, для заключения договора с китайским императором. Незадолго до его приезда долины рек Джиды, Хилка, Чикоя, Онона и левобережье Аргуни были присоединены к России. Двум династиям, маньчжурской Цин и Романовых нужно было официально закрепить границы, избежав при этом никому невыгодной войны из-за приграничных споров. Поэтому требовалась тонкая дипломатия.

Но на всякий случай, Удинский острог стали укреплять стенами, рвами, подвезли людей, свинца, пороха, артиллерийскую батарею, продолбили тайный ход к реке. Такой форпост мог остановить с легкостью несколько тысяч маньчжуров и монголов, вооруженных в большинстве своем по старинке – луками и стрелами. 

В 1689 году Нерчинский договор был подписан. В этом же году Удинский острог, переименованный в Верхнеудинский, занял место Селенгинского острога, став вместо него административным и военным центром Забайкалья.

После отъезда Федора Головина в Москву Восточная Сибирь зажила своей жизнью. Так как царь и его окольничьи были далеко, расцвела коррупция. Иркутский воевода, чьи обязанности были распределять жалованье, хлеб и оружие среди острогов, занялся казнокрадством. Служилый люд месяцами стал недополучать все, что им прилагалось. 

В 1696 году 200 удинских, селенгинских и кабанских казаков во главе Емельяном Паникадильниковым осадили Иркутск, обещая расправиться с проворовавшимся воеводой. 7 дней шла осада. Захватить Иркутск не удалось. Вскоре всех основных зачинщиков восстания казнили. 

Дни славной торговли и бизнеса
В 1726 году в Китай был отправлено посольство, во главе с талантливым дипломатом Саввой Рагузинским. После долгих и трудных переговоров, длившихся около 7 месяцев, он сумел добиться подписания в 1728 году Буринского договора. 

В этом документе были окончательно определены границы между обоими государствами и отрегулированы их торговые отношения. В нем также говорилось, что русские могут построить два пограничных торговых пункта, но был построен один – Кяхта. Китайцы в 120 саженях от границы выстроили свой торговый городок - Мэй-мэ-чень. 

С этого момента по Бурятии стал проходить транзитный путь – Чайного пути. Верхнеудинский острог стал главным перевалочным и оптовым пунктом после Кяхты. Поэтому доля миллионов, приходивших от чайной торговли, стала сюда стабильно перепадать.

Во второй половине XVIII века  в городе два раза в год проходила самая крупная ярмарка в Забайкалье, сюда съезжались оптовики со всей Восточной Сибири. Местные купцы делали свои миллионы, и как подобает православным христианам, жертвовали деньги на строительство общественных зданий и церквей: Спасской и Троицкой, Одигитриевский собор, на помощь неимущим и сиротам. 

«Верхнеудинск построен правильно, заключает в себе красивые широкие улицы…"- (Алексей Мартос, дважды посетивший в течение 1823 года город).

В 1783 году, когда исчезла нужда в военном поселении, Верхнеудинск из острога стал уездным городом. В 1790 году Верхнеудинску вручили герб, на котором был изображен жезл Меркурия и рог изобилия.

В городе было много китайских торговцев, поэтому все лавки на базарной площади имели надписи на китайском и русском языках. В продаже имелось все, на что был спрос. Изделия российских мануфактур, кожа, скобяные, бакалейные товары, парфюмерия, чай и сахар-леденец. Чай верхнеудинские купцы пили, как и купцы Кяхты, разных сортов. 
В 1851 году Верхнеудинск стал административным центром Верхнеудинского округа Забайкальской области.

К началу XX века, Чайный путь переменил свое направление, слава Кяхты стала быстро меркнуть. Верхнеудинск, наоборот, со строительством Транссиба зажил новой жизнью. Население за  счет приезжающих с запада России увеличилось, стали строиться фабрики и заводы (годовой оборот 22 фабрик и заводов на 1903 год составлял 1 185 000 рублей). Открываются филиалы банков, появляется электричество и телефонная связь.

При этом отрасли по своим уровням доходности мало, чем отличаются от современности. Даже интересно, провести сравнение. Лидерами промышленности тогда были: два винокуренных завода с годовым оборотом – 350 тысяч рублей. Сегодня компания «Байкалфарм», занимающаяся водочным производством – явный лидер по прибыльности в промышленности Бурятии.

Тогда 3 лесопильных завода имели оборот – 300 тысяч рублей в год. В 90-е и 2000-е годы многие компании Бурятии прилично заработали на вырубке лес и его импорте в Японию, Китай и в Европу. Третье место в промышленности начала XX века принадлежало Брянскому цементному заводу. Город застраивался, рос спрос на цемент. В начале XXI века, в годы строительного бума в Бурятии каждый цементный завод, например Тимлюйский цементный завод, был на вес золота.      
 
«…Город белый, живой, живописный, с восточным обликом, который придают всем русским городам купола их многочисленных церквей и их заостренные колокольни, похожие на минареты…» - Луи Барзини, участник автопробега Пекин - Париж 1908 год.

Промышленности нужны были специалисты. Проблема номер один – открытие средних училищ с техническим образованием. Иркутские училища были переполнены. Городская дума Верхнеудинска просили ходатайства приамурского генерал-губернатора об открытии на средства казны среднего примышленного училища. В 1906 году откроется Верхнеудинское реальное училище. Мещане же своих детей отправляли в Санкт-Петербург. 

Деньги купцы и офицеры тратили в кабаре и ресторанах. Владельцы заведений многих своих клиентов знали в лицо. В рекламе писали – «кухня под наблюдением опытного кулинара» и «имеются отдельные кабинеты». Менее зажиточные горожане пропивали свои зарплаты в обыкновенных пивных.

  «… Верхнеудинск - миленький городок» –  А.П. Чехов великий русский писатель

Во времена перемен          
В 1918 году адмирал Колчак объявил себя верховным правителем России. В Забайкалье к власти пришел ветеран Первой Мировой Войны, казачий есаул Семенов, метис, знавший несколько языков, в том числе и бурятский. Семенов был зависим от правительства Колчака формально. Атамана поддерживал японский генерал-лейтенант Судзуки, чья пятая дивизия контролировала огромные территории от Амурской области до Забайкалья. 

Главным конкурентом японцев был американский батальон 27 пехотного войска под командованием полковника Морроу. Американцы размещались в пригороде Верхнеудинска, на Верхней Березовке.

Это определило то, что в самом Верхнеудинске не возникло ни одного крупного восстания. Бои интервентов и «Дикой дивизии» Семенова с  партизанскими отрядами проходили в районах Бурятии. При этом главными причинами воевать с войсками атамана были их банальные грабежи мирного населения.

Семеновцы проводили силой призыв в свою армию горожан. Тех, кто отказывался, арестовывали. Несмотря на строгий приказ о невыезде из города многие бежали в Иркутск. Когда весы истории качнули в сторону большевиков, в армии Семенова началось сильное разложение: дезертирство, переход к противнику. 

2 марта 1920 года Забайкальская группа советских войск и партизан взяли Верхнеудинск. Остатки армии Семенова бежали в Монголию и Китай. Договорившись о перемирии, через неделю город покинули последние эшелоны японской армии.

Советское правительство, чтобы избежать войны с Японией, создали буферное государство – Дальневосточную Республику. Верхнеудинск стал столицей этого государства. Когда необходимость в буфере отпала, ДВР объявило о присоединение к РСФСР. В 1923 году Верхнеудинск стал столицей Бурят-Монгольской АССР.

В 30-е годы начинается индустриализация города. Из сонной сибирской провинции с мещанским укладом жизни он превращается в крупный центр промышленности Восточной Сибири. В те же годы объявили конкурс на новое название города. Выиграло словосочетание «Улан-Удэ» (по-бурятски «Красные врата»).

В Улан-Удэ появляются профессиональные театры, институты, строятся новые заводы, жилые дома для рабочих. Растет численность населения.

Улан-Удэ в нулевые
Эпоху 90-х город встретил с неожиданной активностью. Партии, общественные организации, движения стали появляться как грибы. Но старая экономика рушилась на глазах, а с ней и благосостояние города. Закрывались на время крупнейшие заводы. Несмотря на все, произошел возврат к утерянным традициям предпринимательства. Вернулись из забвения православные храмы, началось строительство буддийских дацанов.

В 2000-е годы темпы экономического роста ускорились, Улан-Удэ стал выходить из кризиса. Он смог вернуть свое стратегическое значение в Сибири. Отчеты местной налоговой службы о двух миллиардерах, и более 150 миллионерах, живущих в столице Бурятии, уже никого не удивляют.  

Как когда сто лет назад в столицу Бурятии стали приезжать высокопоставленные чиновники, бизнесмены, звезды шоу-бизнеса. Бурятские компании в разных отраслях рынка стали экспортерами на отечественный и зарубежный рынок. В российской культуре стали известны имена жителей этого города: скульптора Даши Намдакова, певиц Бадма-Ханда Аюшеева, Намгар Лхасаранова, модель Ирина Пантаева, театр песни и танца «Байкал».



Каталог сайтов по туризму Каталог сайтов, тематичекие ссылки